История русской почты - цельные вещи, видовые открытки, параходная земская русская почта в Китае - сайт коллекционеров отечественных почтовых отправлений

Возвращение имени

 

 

     Российским филателистам известны фамилии знаменитых коллекционеров и организаторов филателии в нашей стране. Среди них Ф.Л.Брейтфус, Э.П. фон дер Бек, Л.К.Эйхфус, В.Х.Репман, Ф.Г.Чучин. Их имена часто встречаются на страницах старой и современной периодики, в специализированных изданиях по истории филателистического движения. При этом остаются в тени, а зачастую и совсем неизвестными коллекционеры, способствовавшие развитию филателии на местах, в провинции, люди, которые должны быть вписаны в историю российской филателии. Об одном из них и пойдет речь.

     При сборе материалов для книги «Коллекционеры Иркутска» (Иркутск, 2005 г.) нами было обращено внимание, что в журналах «Советский коллекционер – Советский филателист» за 1925 – 1930 годы периодически появлялись статьи за подписью профессора Б.Попова. В девятом номере журнала за 1926 год, наряду с подписью, было указано и место жительства автора – город Иркутск (!). Более подробный адрес (Иркутск, улица Ленина, 58/6, кв.1) напечатан в разделе «Объявления» первой книжки журнала за 1930 год. Отметим, что дом этот был снесен еще до войны, теперь на данном месте располагаются спорткомплекс «Труд» и общеобразовательная школа.

     Публикации Б.Попова свидетельствовали о незаурядной филателистической эрудиции автора, его умении хорошо ориентироваться в зарубежных каталогах и выпусках почтовых марок. Судя по статьям, автор начал заниматься коллекционированием еще до революции, вел обмен с коллегами по увлечению за рубежом. Следует особо отметить, что в своих статьях и письмах Б.Попов поднимал серьезные вопросы эмиссии советских почтовых марок, в том числе по выпуску памятных знаков почтовой оплаты к юбилеям революции 1905 года и восстания декабристов, специальных серий с надбавкой к номиналу в помощь детям, марок для заказных отправлений. Ряд его предложений был впоследствии учтен в тематических планах выпуска марок СССР. Интересно, что статья «Марки МНР» (1926 г.) написана в соавторстве с известными в филателистических кругах Л.Эйхфусом и Ф.Чучиным, бывшими в то время руководителями организаций коллекционеров страны. Она была переведена на немецкий язык и напечатана в журнале «Радио Филинтерна» – органе Филателистического Интернационала. Всего же за подписью Б.Попова было опубликовано 9 материалов.

     Естественно, начались поиски сведений о профессоре Б.Попове, филателисте, который не был известен в кругах сегодняшних коллекционеров города. В списках профессоров государственного университета (до 1930 года это было единственное высшее учебное заведение Иркутска) он не значился. Все известные историки региона тоже не слышали и ничего не знали о профессоре.

     И все-таки мы нашли его.

     В книге И.Ю.Харкевич «Выдающиеся музыкальные деятели Иркутска» много сказано о музыковеде Борисе Михайловиче Попове (1883 – 1941 гг.), внесшем большой вклад в развитие музыкальной культуры Иркутска. Родился он в Перми. После окончания Пермской классической гимназии учился в Лазаревском институте восточных языков, в 1908 году окончил юридический факультет Московского университета. Работая юристом, состоял также действительным членом Общества исторических, философских и социальных наук при Пермском университете, действительным членом комитета Пермской городской общественной библиотеки, в которой под его руководством был создан музыкальный отдел. При участии Б.Попова в 1908 году в Перми основано филармоническое общество. Ранее, учась в Москве, он состоял редактором музыкальных отделов и музыкальным критиком московских газет и журналов, публиковал корреспонденции в журналах Парижа, Берлина, Брюсселя.

 

Возвращение имени рис 1  

 

      Ветрами гражданской войны Б.Попова в 1920 году забросило в Иркутск. Вначале он работал помощником заведующего Иркутской городской публичной библиотеки, затем преподавателем педагогического факультета госуниверситета, принимал деятельное участие в формировании общественного Музыкального университета. Вместе с другими видными деятелями музыкальной культуры города стал организатором, а затем – художественным руководителем платных концертов, получивших название «Музыкальные пятницы». Первая лекция-концерт состоялась 6 октября 1922 года, последняя – 127-я по счету – 27 мая 1932 года. На их афишах значилось: «Вступительное слово профессора Б.М.Попова». Таким образом, удалось прояснить «профессорскую загадку».

     Б.М.Попов был действительно выдающимся деятелем культуры. Достаточно сказать, что на страницах «Иркутской летописи 1661 – 1940 гг.» (составитель Ю.П.Колмаков) он упомянут более 30 раз. Больше такого внимания не удостоен ни один из иркутян. Но нигде, ни в каких исторических источниках не сказано, что он был еще и известный в СССР филателист, автор серьезных публикаций по коллекционированию во всесоюзных журналах.

     В книге «Коллекционеры Иркутска» мы написали, что сведений о том, что собирал Б.М.Попов, о его коллекции не сохранилось. Но совсем недавно, уже после выхода второй книги «Иркутские коллекции», собрание одного из соавторов данной статьи пополнилось уникальной почтовой карточкой, отправленной 17 октября 1923 года из Иркутска в Стокгольм. Получатель – Музыкальное издательство, Стокгольм, Швеция, отправитель – профессор Б.Попов (Иркутск, улица Ленина 58/6)! Текст написан по-немецки, Б.Попов просит выслать ему основные издания для высшей школы.

 

Возвращение имени рис 2а 

Возвращение имени рис 2б  

 

     Ценность этой карточки многогранна, как у истинного бриллианта советской филателии. В качестве формуляра использовалась почтовая карточка, изданная еще в Российской империи. Перевод этой вещи в категорию «советских почтовых карточек» осуществлен с помощью черного круглого (диаметром 16,5 мм) штампа «ИРКУТСКИЙ / * ГУБОТДЕЛ СВЯЗИ * / БЛАНК». К настоящему времени почти не сохранилось карточек с таким штампом. Однако главной особенностью этого почтового отправления является франкировка. С 1 октября 1923 года был введен новый тариф на пересылку почтовых карточек за границу – 27 рублей. Если бы франкировку данной карточки производили почтовые служащие, то они могли бы ограничиться тремя марками номиналом 20 руб., 5 руб. и 2 руб. Однако Б.Попов, как истинный филателист, применил для франкировки 14 марок (!!!). Вполне возможно, что для этого периода времени франкировка одной почтовой карточки 14-ю марками – рекорд советской почты. Такое и даже большее количество марок можно увидеть на конвертах, а вот на почтовых карточках периода «управляемой инфляции» обычно присутствовало гораздо меньше марок.

  1.      Посредством данной карточки Б.Попов поставил перед нами своего рода филателистическую задачу: почему 720 руб. по номиналу марок равно 27 руб. почтового тарифа? Для ее решения надо напомнить, что в то время в почтовом обращении находились как марки, номинал которых выражался в денежных знаках образца 1922 года, так и марки в дензнаках 1923 года. Чтобы служащие на почте не путали их, на новых марках специально указывали год – «1923». На иллюстрации видно, что из 14 марок только три (5 руб., 5 руб., 10 руб.) были выпуска 1923 года. Следовательно, остальные марки на 700 руб. были 1922 года выпуска. Перевод одних дензнаков в другие производился в пропорции 1:100. Таким образом, 700 руб. 1922 года = 7 руб. 1923 года. В итоге получаем: 7 (=700) + 5 + 5 + 10 = 27 руб. Столь интересно подобранная франкировка подчеркивает, что отправитель очень хорошо разбирался в особенностях тарифной политики советской почты начала 1920-х годов.    

     Возможно, адресат А.Лундквист был тоже филателистом, известным Б.Попову по прежним временам. Этим можно в какой-то мере объяснить столь интересную франкировку обычного послания.

Возвращение имени рис 3   

 

     Затем коллекция другого соавтора данной статьи пополнилась заказной авиапочтовой карточкой, отправленной 7 декабря 1931 года из Иркутска в Сидней (Австралия). В письменном сообщении на французском языке от 6 декабря сказано: «Уважаемый господин, прошу отправить мне 2 – 3 аэрограммы». Скорее всего, речь шла об обмене авиапочтовыми отправлениями. Карточка франкирована пятью марками по существовавшему тогда тарифу (80 коп.). Интересно, что две пары марок были из серии «25-летие революции 1905 года», а еще в 1925 году Б.Попов в журнале «Советский филателист» обосновывал необходимость издания предыдущего выпуска – «20-летие революции 1905 года». Статус заказной корреспонденции подтверждается черным прямоугольным штампом «R / № … / Irkoutsk» (карандашом вписан порядковый номер – 58), а авиапочтовой корреспонденции – красным ярлыком «Воздушная / почта / Par avion». На оборотной стороне карточки имеются 4 календарных штемпеля, по которым можно проследить маршрут доставки авиапочты из Москвы в Сидней: Болонья (Италия, 17.12.1931) – Бриндизи (Италия, 18.12.1931) – Перт (Западная Австралия, 12.01.1932) – Мельбурн (Австралия, 15.01.1932).

     Еще три заказных авиапочтовых отправления 1930 – 1931 гг. от Б.Попова в адрес Е.К.Бельмонте (Сидней) представлены в одном из московских интернет-магазинов. Интересно, что здесь на двух конвертах Б.Попов даже указал желательный маршрут пересылки писем в 1930 году: Иркутск – Москва – Берлин – Лондон.

     Для историков филателии важно, что все эти почтовые отправления подтвердили наше предположение: известный российский музыковед Б.М.Попов и незаурядный филателист Б.Попов – одно лицо.     

     Таким образом, в историю филателистического движения России возвращено имя Бориса Михайловича Попова.

 

                                                                                                              Владимир Лапенков

                                                                                                                 Виктор Блануца

                                                                                                                      г. Иркутск

 

 

 

 

     Филателистические публикации Б.М.Попова.

     О новых памятных эмиссиях СССР. – «Советский коллекционер», 1925, № 13-14 (41-42).

     Пробел, который необходимо заполнить. – Там же.

     Марки Монгольской Народной Республики. – «Советский филателист – Советский коллекционер – Radio de Filintern», 1926, № 5 (57) (в соавторстве с Ф.Г.Чучиным и Л.К.Эйхфусом).

     Марки Монгольской Народной Республики. – Там же (на немецком языке), 1926, № 8 (60).

     Почта – детям. – Там же, 1926, № 9 (61).

     Авиа-штемпель «Иркутск – Москва». – «Советский филателист», 1928, № 4 (86).

     Каталог СФА должен быть единым. – «Советский коллекционер», 1930, № 2 (102).

     О выпуске заказных марок. – Там же, 1930, № 3 (103).

     Нужно осветить. – Там же, 1930, № 7 (107).

 

 

 

 

ВНИМАНИЕ: при любом использовании данного текста необходимо делать ссылку на первоначальную публикацию – Лапенков В., Сибиряк В. Возвращение имени // Филателия. – 2007. − № 6. – С. 13 – 15 («В. Сибиряк» - псевдоним В.И.Блануца).