История русской почты - цельные вещи, видовые открытки, параходная земская русская почта в Китае - сайт коллекционеров отечественных почтовых отправлений

«Далеко в стране Иркутской», или

Почта Александровского централа

 

 

Первые упоминания о ссылке в Сибирь относятся к девяностым годам XVI века. По указу от 5 февраля 1705 года ссылка в Сибирь на каторжные работы стала регулярной.   С тех пор формируется сеть специальных мест содержания каторжан. Одно из самых известных мест — Александровская центральная каторжная тюрьма или Александровский централ. Этому централу даже посвящена русская народная песня «Далеко в стране Иркутской», где есть такие строки:

                                  «Далеко в стране Иркутской,

                                    Между скал и крутых гор

                                    Обнесен стеной высокой

                                    Чисто выметенный двор.

                                    На переднем на фасаде

                                    Большая вывеска висит,

                                    А на ней орел двуглавый

                                    Позолоченный блестит...

                                    Это, парень, дом казенный —

                                    Александровский централ ...».

История почты Александровского централа является на сегодня практически не изученной. При этом под почтой централа будем понимать не только почтовое обслуживание тех, кто «сидел», но и тех, кто «охранял» или, по терминологии того времени, «смотрел». К сожалению, до нашего времени дошло очень мало почтовых свидетельств, да и многие документы централа были либо утеряны, либо уничтожены. Поэтому пришлось восстанавливать историю почты по отдельным фрагментам. Кое-что не удалось установить и в этом плане поиск продолжается. Полученные результаты исследования излагаются в следующих четырех разделах.

Краткая история Александровского централа. В XVIII веке (более точная дата не установлена) в 75 верстах на запад от Иркутска в таежной глуши создается Александровский казенный винокуренный завод, на котором использовался исключительно труд каторжан. В исполнение утвержденного Александром II в 1869 году Положения «По вопросу о будущей организации каторжных работ и временном распределении каторжан» (именно этим Положением в судебную практику было введено понятие «централ») 18 ноября 1873 года винокуренный завод преобразуется в Александровскую центральную каторжную тюрьму, рассчитанную на 1000 заключенных. Со временем эта норма была значительно превышена. Так, например, среднесуточное количество заключенных в 1912 году составило 2342 человека, в 1913 г. — 2166 чел., в 1914 г. — 2306 чел. [1]. По количеству заключенных Александровский централ уступал только сахалинским тюрьмам и Нерчинской каторге.

Каторжан — «срочников» и «бессрочников», или «вечников» (в зависимости от срока заключения) — использовали в основном на тяжелых работах, таких как солеваренное производство, добыча угля и строительство железной дороги. Это покрывало расходы на содержание тюрьмы и давало доход казне. Так, например, в 1915 году Александровский централ перечислил в Иркутское губернское казначейство 26543 рубля 02 копейки, что составило 63% поступлений от всех тюрем Иркутской губернии [1].

Кроме заключенных, в централе находились и «свободные люди» [2]: смотритель, его помощник, эконом, письмоводитель, врач, фельдшер, аптекарский ученик, шесть служителей при больнице и сорок один надзиратель. Внешнюю охрану централа и созданной в 1889 году пересыльной тюрьмы осуществляла Александровская местная команда (до 211 солдат регулярных войск).

В Александровском централе содержали исключительно уголовников. Политические появились здесь после революционных событий 1905 года. По режиму централ был одной из наиболее свободных тюрем. Здесь политические содержались в отдельных от уголовных камерах, ходили по тюрьме без кандалов, часто пользовались прогулками по двору, собирались в библиотеке для обсуждения политических событий в стране.

4 марта 1917 года политические были освобождены. В 1918-1919 гг. здесь был концлагерь, в котором в декабре 1919 года вспыхнуло восстание заключенных, жестоко подавленное колчаковскими войсками. В январе 1920 г. централ штурмом взяли «красные» партизаны. Далее здесь находилась Александровская трудовая колония, а затем — психиатрическая больница.

Организация почтового дела. В газете «Иркутские губернские ведомости» от 26 сентября 1879 года было дано следующее объявление: «Иркутская губернская почтовая контора имеет честь довести до сведения публики, что в Александровском селении иркут. округа имеет быть с 1 октября 1879 года учреждена станция с приемом и выдачею всякого рода корреспонденции (за исключением ценных и закрытых пакетов)». В июле 1887 года станция преобразуется в почтово-телеграфное отделение, которое обслуживало не только Александровский централ, но и всех жителей села Александровское и поселений Усть-Балейской волости Иркутского уезда. Кроме этого, в зону обслуживания данного отделения входили Сайгутский отдельный род и Олонское сельское общество Идинской волости Балаганского уезда.

Обмен почт с Иркутской конторой осуществлялся два раза в неделю по Александровскому почтовому тракту (в разные годы также назывался круго-Ангарским и За Ангарским трактом). После открытия движения по Транссибу почта стала доставляться из Иркутска в Усолье почтовым вагоном №198, а обратно — вагоном №197. Из Усольского почтово-телеграфного отделения (с 1909 г.  − конторы) дважды в неделю почту переправляли через реку Ангару и далее по грунтовой дороге ( 8 верст) доставляли в Александровское. При возникновении сложностей с преодолением Ангары (весной и осенью) почту отправляли по Александровскому тракту.

В почтово-телеграфном отделении применялись два календарных штемпеля − с литерами «а» и «б». На рисунке 1 представлено почтовое отправление 1911 года с литерой

 

Ст 14.1 

Рис. 1.

 

«а» на штемпеле. Это отправление от новоприбывшего в местную команду интересно своей оценкой ситуации в селении: «Село Александровское произвело на меня впечатление скверное. Везде и всюду вы встретите здесь арестантов работающих. Если идете мимо тюрьмы, которых здесь две, то Вы слышите звон кандалов. Как-будто Вы попали в то место, где движутся миллионы людей, закованные по рукам и ногам. Жутко становится».

В качестве примера применения второго штемпеля отделения − с литерой «б»,  встречающегося очень редко − на рисунке 2 представлено почтовое отправление на рубеже 1917 и 1918 годов из села Куйтун через Иркутскую почтовую контору в Александровское. Данный маршрут интересен тем, что обычно почту из Куйтуна в Александровское доставляли через село Усолье. Однако, декабрьские бои 1917 года между «красными» и «белыми», положившие начало Гражданской войны в Иркутской губернии, наложили свой отпечаток на маршруты пересылки почты.

 

Ст 14.2 

Рис. 2.

 

Тюремная цензура. Цензура почтовой корреспонденции заключенных проводилась с самого начала существования Александровского централа. А вот с какого года стали применять штемпеля тюремной цензуры точно не установлено. По отдельным неразборчивым фрагментам оттисков каких-то штемпелей можно предположить, что отметки о прохождении цензуры стали ставить примерно с 1890 года. Четкие оттиски овального цензурного штемпеля централа встречаются на почтовых отправлениях с 1907 года.

Вся процедура прохождения цензуры выглядела следующим образом: заключенный непосредственно или через специального работника тюрьмы − «письмоводителя» − отдавал свое письмо в открытом конверте или на почтовой карточке помощнику смотрителя, который изучал текст письменного сообщения на предмет отсутствия запрещенных тем, ставил оттиск штемпеля тюремной цензуры и свою подпись (если помощников было более одного), после чего письмо забирал письмоводитель и относил его в почтово-телеграфное отделение. При этом заключенный не имел права самостоятельно сдавать и получать корреспонденцию в почтово-телеграфном отделении. Все делалось только через письмоводителя и помощника смотрителя тюрьмы. Входящая корреспонденция проделывала тот же путь, только в обратном направлении: из почтово-телеграфного отделения через помощника смотрителя к заключенному.

В штате Александровского централа имелась только одна должность «помощника смотрителя». Примерно с 1901 года дополнительно вводится одна или две должности «сверхштатного помощника смотрителя» (в 1910 г. их было даже четыре). По архивным материалам удалось восстановить фамилии почти всех помощников смотрителя с 1901 по 1916 годы. В отмеченный период времени почтовую корреспонденцию просматривали следующие чиновники: И.Ф.Сметанин, П.Я.Ман, Н.А.Пастухов, А.И.Кулаков, И.В.Паншин, А.С.Шеметкин, Г.К.Калашкин, Я.Г.Барабаш,А.А.Франио, Кулешев и А.А.Плотников.

Овальный штемпель «Алексан. Центр. Кат. тюрьмы / ПРОСМОТРЕНО / Пом. Смотрителя» имел размеры 60х40 мм и применялся в 1907-1917 гг. На известных автору почтовых отправлениях встречаются оттиски только фиолетового цвета. Можно выделить два периода применения штемпеля: до 1915 года ставился только штемпель (иногда в верхней половине штемпеля проставлялась календарная дата), а с 1916 года − штемпель и отдельный календарный штамп. В.Калмыков [3] выделил два типа штемпеля: со словами «тюрьма» и «тюрьмы». Однако для установления всех типологических единиц (типов, подтипов и т.д.) необходимо гораздо большее количество почтовых отправлений с интересующим нас штемпелем, чем мы располагаем сегодня.

На рисунках 3 и 4 показаны две почтовые карточки из коллекции автора, по которым можно установить размеры календарного штампа (до сих пор они не были известны) и определить время пересылки карточек. Первая из них была отправлена из Москвы 8 мая 1916 года и поступила в Александровское почтово-телеграфное отделение 19 мая, после чего только 24 мая прошла цензуру. По карандашной подписи в цензурном штемпеле можно с большой долей уверенности утверждать, что цензуру данной карточки проводил А.С.Шеметкин. Вторая карточка была отправлена из Москвы 16 января 1917 года и поступила в Александровское отделение 26 января, а на следующий день − 27 января − прошла цензуру. Карандашная подпись на штемпеле представляет собой несколько измененную подпись по сравнению с предыдущей карточкой. Иначе говоря, цензуру проводил тот же помощник смотрителя.

 

Ст 14.3 

Рис. 3.  

 Ст 14.4 

Рис. 4.

 

Что касается размеров календарного штампа, то их невозможно определить по отдельно взятой карточке из-за размещения штампа на краю карточки. А вот сопоставление верхней части штампа «24 МАЙ. 1916.» (рис. 3) и нижней части «27 ЯНВ. 1917.» (рис. 4) позволило установить искомые размеры — 70х50 мм. Для этих штампов использовалась та же мастика фиолетового цвета, что и для цензурного штемпеля.

Цензурные отметки не следует путать с печатями Александровского централа, оттиски которых встречаются как на служебной, так и на частной корреспонденции. Одна из них — круглая печать (диаметр 37,5 мм) «АЛЕКСАНДРОВСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ / ТЮРЬМА». Некоторые филателисты принимают ее за цензурный штемпель. На самом деле, хоть эта печать и не является гербовой, все же относится к категории служебных печатей централа.

Периодизация истории почты Александровского централа. По особенностям почтового обслуживания централа до 1917 года можно выделить четыре периода.

Первый период (1873-1879 гг.) характерен тем, что все почтовое обслуживание производилось через Иркутскую почтовую контору. Не исключено, что цензуру почтовой корреспонденции проводили также в Иркутске. Почтовые отправления этого периода пока не обнаружены.

Во второй период (1879-1887 гг.) обслуживание обитателей централа осуществлялось через почтовую станцию.

Третий период (1887-1907 гг.) начинается с преобразования станции в почтово- телеграфное отделение.

Выделение четвертого периода (1907-1917 гг.) связано с появлением альтернативного маршрута доставки почтовой корреспонденции. Дело в том, что «весточки на волю» заключенные отправляли и до 1907 года. Так, например, в отчетах о деятельности централа за разные годы упоминается такое нарушение, как «тайный пронос из тюрьмы писем» [4]. К выявленным нарушителям применялись меры дисциплинарного взыскания: 1) выговор, 2) одиночное заключение от 1 до 8 дней, 3) карцер от 1 до 6 дней,4) одиночное заключение на неограниченное время до исправления нарушителя, 5) лишение платных работ, 6) исключение из мастерских, 7) удаление от занимаемой арестантом обязанности, 8) наложение кандалов с заключением в одиночную камеру, 9) перевод в камеры неисправимых, 10) внесение проступков в статейный список [4]. «Тайный пронос писем» относился к грубым нарушениям режима и строго карался — вплоть до «внесения в статейный список». Однако, все это носило эпизодический характер до того, как в конце 1906 года — начале 1907 г. политические добились ряда послаблений в режиме и устроили библиотеку. Именно через библиотеку была организована регулярная отправка и получение писем в переплетах книг [5].

Так, в общих чертах выглядит история почты Александровского централа. Будем надеяться, что со временем удастся обнаружить неизвестные почтовые отправления и расширить наше представление об этой интересной «странице» а истории русской почты.

 

Литература.  

1.   Колосок С.В. Трудоиспользование заключенных Иркутской губернии в начале XX в. // Иркутский историко-экономический ежегодник 2000. − Иркутск, 2000. – С. 86-90.

2.   Быкова Н. Централ // Родина. − 1997. −  № 12. − С. 55-58.

3.   Калмыков В. Цензурные штемпеля и печати России // Коллекционер. − М., 1995. − Вып. 30. – С. 40-46.

4.   Наумов А. Тюрьмы и лагеря Иркутской области. − Иркутск, 2004. − 300 с.

5.   Кудрявцев Ф. Александровский централ. − Иркутск, 1936. − 99 с.

 

Виктор БЛАНУЦА

г. Иркутск

 

 

ВНИМАНИЕ: при любом использовании данного текста необходимо делать ссылку на первоначальную публикацию – Блануца В. «Далеко в стране Иркутской», или Почта Александровского централа // Филателия. – 2005. − № 7. – С. 42 – 45.

 

     Комментарий Автора: в опубликованной версии отсутствует фрагмент песни «Далеко в стране Иркутской», а раздел «Периодизация истории почты Александровского централа» вынесен в отдельный столбик.